От автора

Ошибались ли
Маркс и Ленин?


Новая
типология
государства


Денежный
тоталитаризм


Тайное
оружие
пролетариата


Предтечи
партизанских
отрядов


Партизанские отряды
и капитализм -
период
взаимодействия


Партизанские отряды
и капитализм -
период
противодействия


Партизанские отряды
и коммуникации


Этика
партизанского отряда:
преодоление
конкуренции


Руководство

Тактика
отчуждения


В чем
главная слабость
капитализма
и сила
партизанского отряда?


Светлое будущее

Несколько слов
в заключение




Иллюстрации:
Александр Кораблев

Партизанские отряды и коммуникации

В XIX веке, прозванном "веком революций", в Европе было упущено немало возможностей предоставить самоопределение партизанским структурам, передать власть творческим классам и сменить общественный строй. Многие европейские революции были задушены, заглохли, оказались отданы на откуп не тем, кто их делал, а тем, кто ими воспользовался. Не последнюю роль в гибели революций играла плохая связь между повстанцами и периферией. Все зачаточные, архаичные каналы, по которым можно было передавать информацию (печать, почта), находились в руках господствующего класса. Власть легко осуществляла информационный террор.

В ХХ веке положение изменилось. После серии открытий модернизировались системы коммуникации. Появились телеграф, телефон. Военные и промышленные нужды капитализма заставили опутать всю Европу и Америку сетью железных дорог. Рельсы проникли даже в дремучую Азию. Первая и вторая мировые войны строились на железнодорожном сообщении. Связанные между собой части общественного организма выживали, терявшие связь - уничтожались. Связь превращалась в фетиш, в самоценный символ. ХХ век стал веком шифровок, шпионских страстей. В Америке героем в это время был Джеймс Бонд, в СССР - Штирлиц.

Первостепенная важность коммуникаций была понятна Ленину, который пол-Европы исколесил по железным дорогам. Это вылилось не только в сакраментальный трафаретный план восстания с его "занятыми телефоном и телеграфом". Данная мера была очевидна еще со времен Парижской коммуны. Дело не только в захвате средств связи, а в плодотворном их использовании. Кабинет Ленина в Кремле граничил с телеграфной комнатой, куда стекались сообщения из всех регионов страны. Это позволяло руководителю революции круглосуточно держать руку на пульсе и контролировать огромные пространства. Система связи большевиков является прообразом современных информационных технологий. (Кстати, любопытно, что большевики в те годы даже были вынуждены бороться с прообразом спама: "Особенностью станции [телеграфной станции Совета Народных Комиссаров] являлось то, что переговоры с неё могли вести только руководители высших органов государственной власти [...] однако многие правительственные чиновники пользовались этим правом для передачи несущественных сообщений. Вести борьбу с этим явлением было сложно, так как оно в определённой степени оправдывалось необходимостью оповещения заинтересованных должностных лиц о передвижении высших государственных и военных руководителей по стране. Тем не менее этот вопрос беспокоил главу правительства. Свидетельством тому могут служить ряд его записок Э. М. Склянскому и В. Н. Подбельскому, датированных первой половиной февраля 1919 г.:

"Запретить сию игру в телеграммы", - гласит резолюция на телеграмме секретаря по военным делам Украины Н. И. Подбельского о выезде его поезда из Москвы в Харьков, направленной по семи различным адресам. На следующий день В. И. Ленин, получив телеграмму начальника связи поезда Л. Д. Троцкого о его отправлении из Петрограда к Ямбургу, которая была разослана одновременно большому количеству адресатов, послал записку "Нельзя ли прекратить циркуляром эти глупые телеграммы в 100 адресов?"..."

(Правительственная электросвязь в истории России. Часть I. 1917-1945. Москва, Наука, 2001).)

Все время будучи в курсе событий, Ленин имел возможность стратегически перенаправлять удары Красной армии, которая поначалу была очень малочисленна, необучена, солдаты получали одну винтовку на троих. В первые полтора года Советской власти красные могли мало чем похвастаться, кроме революционного энтузиазма. Поэтому так легко сдали ряд периферийных городов.

В противовес красным, белые были хорошо экипированы союзниками. Сил у них было тоже немного, но в гражданской войне можно одержать успех и без количественного перевеса.

Почему же деникинцы не дошли до Москвы? Помимо разных субъективных причин, у белых армий были разорваны коммуникации. На уровне военачальников царила неразбериха. Не было взаимодействия. Напротив, большевики, обладая ограниченными ресурсами, научились легко перебрасывать их с фронта на фронт. Классическим примером такой многовекторной тактики является бурная деятельность наркомвоенмора Троцкого, который со своим бронепоездом, мчась с юга на север, с севера на запад, с фронта на фронт, можно сказать, в одиночку рушил планы белых и способствовал победе Красной армии.

Пресловутая "сплоченность" Советской власти была достигнута во многом благодаря техническим достижениям в области коммуникаций, благодаря умению ими пользоваться. Можно даже провозгласить: "Коммунизм - это коммуникации".

Вторая половина ХХ века принесла в каждый дом возможность пользоваться услугами круглосуточной качественной связи с почти любым уголком планеты. Сегодня действительно каждая кухарка может управлять государством, как управлял им Ленин в 1918-1921 годах из своего кремлевского коммутатора. Разветвленная надежная связь не является привилегией высокопоставленных одиночек, не требует внушительных денежных вложений и кабальной абонентской платы. А с изобретением и распространением компьютера передача информации на расстояние стала еще более дешева и надежна, вошла в нашу повседневность.

Сегодня интернет - любимый печатный орган и средство общения нонконформистов и отшельников, существующих в системе капитализма. Эти люди, близкие по своим устремлениям к партизанским отрядам, прокладывают нам дорогу. По их примеру, создаваемые партизанские отряды должны в полной мере использовать современные коммуникационные возможности. У нас будет шанс повторить: "Коммунизм - это коммуникации".

Символом партизан должно стать сплочение в противовес разобщению; связь в противовес неведению. Сеть партизанских отрядов особенно легко будет установить там, где интернет дешев и общепризнан: в Европе, в Северной Америке, то есть, по совместительству, в странах-потребителях, наиболее враждебных партизанскому движению. Опять же, и наземные коммуникации в этих регионах относительно просты и беспрепятственны. Безусловно, отряды легче всего объединить там, где устаревшие государства-нации интегрированы в подобие надгосударственных формирований. Таковым является, например, негласный союз США и Канады с самой протяженной неохраняемой границей в мире; другой красочный пример - естественно, ЕС. Паспорт любой из стран, входящих в эти образования, дает большую свободу передвижения не только в Северной Америке и Европе, но даже в некоторых других странах мира.

Похожая ситуация сложилась (правда, исторически в силу совсем иных причин) и в пределах стран СНГ, а также в странах Африки. Границы и там, и там достаточно условны. Условность границ является хорошим подспорьем для организации широкой сети партизанских отрядов, потому что отряд - по природе своей надгосударственное (или внегосударственное) образование. В будущем взаимодействие между отрядами с целью экономического обмена (вплоть до того, что считается контрабандой) потребует частых поездок через границу, как легальных, так и нелегальных; и надежного прикрытия в виде "правильного" паспорта.

Но вернемся к информатике. Электронная коммуникация между партизанскими отрядами осуществляется постоянно и на всеобщей основе. Отряд вступает в некое подобие интернет-конференции, сообщества вроде "Живого журнала". Каждый имеет в нем право голоса. При этом обязательно есть человек, отдающий большую часть своего времени именно коммуникации и координирующий в связи с этим действия руководства.

Под влиянием интернета складывается философия партизанского отряда. Возьмем peer to peer сети. Они отличаются от конференций максимально возможной широтой: если на конференциях делятся той информацией, которая актуальна здесь и сейчас, то peer to peer предоставляет участникам допуск ко всем остальным архивам сразу. Это создает некий хаос и включает в себя неприятный довесок в виде вирусов. Но сама идея peer to peer - идея максимально широкого обмена и открытости без всяких предварительных условий – настолько верна и выигрышна, что должна стать боевым кличем партизан. Отряды существуют, обмениваясь технологиями. Это поддерживает одних и не дает другим потерять чувство реальности и "зазнаться". Peer to peer - великолепная аллегория для создания системы взаимопомощи между отрядами, позволяющей обмениваться специалистами и знаниями.

Именно чувствуя враждебность самой такой практики, Запад набросился на peer to peer сети еще до того, как они успели "развернуться" и причинить определенный вред звукозаписывающей индустрии. Материальных причин для столь свирепой атаки не было. Все разговоры нечистоплотных и бессовестных сутенеров от культуры об их "многомиллионных потерях" - блеф, передергивание. Ни одна музыкальная компания пока не обанкротилась, хотя обмен файлами идет вовсю с 1999 года. Ведь даже если продавать компакт-диски за 2 доллара вместо сегодняшних 20, с них все равно получишь прибыль. Нет, опасность peer to peer заложена на базовом, воспитательном уровне: обмен файлами создает новую породу людей, которые могут существовать вне системы "купи-продай", вне меркантильной плоскости.

Обмен файлами закладывает в души западоидов замедленную бомбу альтруизма. Делиться на Западе ни с кем и ничем нельзя, потому что это противоречит денежной этике. Потому-то местные СМИ, корпоративные акулы и крючкотворствующие юристы демонстрируют редкое единение в борьбе с peer to peer и с другими эгалитарными свойствами интернета и цифровой культуры, для чего и подняли на свое знамя доселе никого не волновавшее слово "копирайт". Peer to peer разрушает денежную этику. Каждый, кто скачивает музыкальные файлы, - потенциальный партизан.

Интернет-коммуникации также значительно повышают возможности каждого отдельного отряда, поскольку позволяют раздвинуть его пространственные рамки. Имея в наличии сеть, вовсе не обязательно строить классический партизанский отряд "по Фурье и Сен-Симону", возводя небольшой квартал вокруг общей инфраструктуры (фабрика, школа, детский сад). Партизаны могут объединиться и действовать совместными усилиями, не меняя место жительства.

Естественно, можно сразу организовать отряд на новом месте - вокруг какой-либо фермы, купив (или экспроприировав) землю. Но в городских условиях, с нынешней маркетинговой анархией в сфере недвижимости, это мало осуществимо. Хотя практика европейских сквотов должна быть признана успешной.

Городские партизаны могут жить, где живут (при условии достаточной близости), и взаимодействовать благодаря эффективной системе коммуникации. При наличии сотовых телефонов, icq и ЖЖ координировать свои действия очень легко. Не стоит забывать также коротковолновых радиоприемников для перехвата полицейской связи. Впоследствии, после приобретения необходимого опыта и необходимых средств, имеет смысл купить многоквартирный дом и съехаться вместе. Или экспроприировать сквот.

Интернет-коммуникации облегчают доставку различной продукции в отряд (в особенности сельскохозяйственной, скоропортящейся). В пример приведем интернет-гастрономы, успешно действующие сегодня в крупных городах Запада. По интернету легко согласовывать рейсы автобусов и микроавтобусов между отрядами.

Заодно упомянем и о "базовом" средстве коммуникации: транспорте. Личный автотранспорт членам отряда попросту не нужен, потому что они сознательно организуются вокруг инфраструктуры и не тратят время на изнуряющие и бесконечные переезды. Поскольку инфрастуктура в отряде относительно проста: небольшой детский сад, школа, полукустарное производство, закусочная и т. д. - все по примеру мелкого бизнеса, - партизан будет несложно организовать и расселить так, чтобы никто из них не страдал от многочасовых пробок.

Если в отряд вступает автовладелец, его машину, конечно же, не конфискуют. Хозяин использует ее по назначению для дальних перевозок, причем благодаря сплоченности и организованности старается загрузить по максимуму.

Покупка личного автотранспорта членам отряда запрещена. Автовладельцы, не входящие в отряд и тратящие по нескольку часов в день на езду до работы и обратно, должны подвергаться такой же обструкции, как первобытные дикари. Сам отряд для своих нужд приобретает общественный транспорт (автобусы и микроавтобусы - экономичная "Газель" словно специально изобретена для партизан). Впоследствии, по мере расширения отрядов, когда уже целые города смогут жить по новым законам, партизаны должны будут сосредоточиться на восстановлении в городах трамвайной сети и на прокладке новых железнодорожных линий между городами и регионами. Железнодорожный транспорт, закономерно пришедший в Северной Америке в упадок в эпоху крайнего индивидуализма и маниакальной погони за прибылью, должен снова стать доступным средством передвижения. Опираясь на железные дороги, партизаны сознательно отказываются от авиаперевозок (за исключением абсолютной необходимости), как в большинстве своем ненужных, являющихся неотъемлемой частью звериного современного капитализма с его всеобщей миграцией и глобализацией производства. К этому стоит добавить: мы все видели после 11 сентября, насколько легко парализовать сеть авиарейсов на всем огромном континенте. В этом самолеты проигрывают и всегда будут проигрывать поездам.

Следующая глава