От автора

Ошибались ли
Маркс и Ленин?


Новая
типология
государства


Денежный
тоталитаризм


Тайное
оружие
пролетариата


Предтечи
партизанских
отрядов


Партизанские отряды
и капитализм -
период
взаимодействия


Партизанские отряды
и капитализм -
период
противодействия


Партизанские отряды
и коммуникации


Этика
партизанского отряда:
преодоление
конкуренции


Руководство

Тактика
отчуждения


В чем
главная слабость
капитализма
и сила
партизанского отряда?


Светлое будущее

Несколько слов
в заключение




Иллюстрации:
Александр Кораблев

Новая типология государства

Ни Маркс, ни Ленин не утверждали, что отмирание государства будет быстрым, очевидным, произойдет едва ли не в течение жизни одного поколения. И Маркс, и Ленин увязывали трансформацию государства с постепенным изменением человеческого материала, а это, как показала практика, - дело долгое и непростое.

Тем более смешно, когда об отмирании государства начинают вопить желтоватые СМИ Запада и витии, выращенные в инкубаторах вроде Гарварда и Принстона. Данные уважаемые заведения весьма оскоромились тем, что произвели на свет всю администрацию Джорджа Буша. Нечего и говорить о том, что покинувшая их утепленные стены теория "глобализации" является глупым шарлатанством, затеянным с целью настроить еще один этаж финансово-идеологической пирамиды Запада. "Глобализация" есть не что иное как разрушение всех иных государственных систем во благо Западной системы, провозглашающейся единственно правильной с ее "общечеловеческими" ценностями и несущей "конец истории".

Но раз глобализация разоблачена и проповедники ее уже несколько лет не рискуют в полный голос заявлять о своих "открытиях", дабы не быть поднятыми на смех, - то какие же тогда типы государства противостоят Западу?

В 60-70-е годы империалистические хищники выдвинули унизительную теорию "трех миров", в которой "второй мир" рассматривался лишь как противовес "первому", а "третий" не принимался в расчет в качестве субъекта истории и политики. Теория "трех миров", берущая свое начало из религиозных предрассудков и мистического мракобесия, стала предтечей теории "глобализации". Выражение "третий мир" в ходу до сих пор.

Марксистско-ленинская теория говорила не о сосуществовании "трех миров", а противостоянии государств-угнетателей и государств-колоний, государств-рантье и государств - поставщиков рабочей силы и ресурсов. Если сегодня мы взглянем на показатели ведущих стран, то с трудом разберем, где колонии, а где кормящиеся их трудом или поглощающие их недра государства-империалисты. К чему отнесем Россию: она одновременно импортирует рабочую силу и экспортирует ресурсы? Наконец, как отнесемся к тому, что многие государства - формальные колонии (на Ближнем Востоке, например) по всем показателям превосходят государства-империалисты (скажем, Германию, США)? Одними экономическими данными тут не обойдешься. Необходима связная социально-политическая теория, которая подведет базу под неравенство в современном мире, выявит его противоречия и наметит трещины, по которым в ближайшее время пойдет разлом.

Сегодня Запад от явно провальной теории "глобализации" пытается вернуться к старому доброму противостоянию "демократии" и "ислама", или "Севера" и "Юга", или "Востока" и "Запада", или "суши" и "моря". В большинстве своем эти геополитические домыслы хороши разве что как забавное чтение или как ключ к некоторым решениям власть имущих, которые иначе покажутся попросту сумасбродными. Противостояние в мире существует, но оно сложнее, чем "мы" и "они". И классификация типов государства сегодня должна насчитывать не 2, не 3 пункта, а как минимум 4. Отличать страны надо в первую очередь по социально-экономическим показателям, и уж вдобавок к этим определяющим моментам присовокуплять историю, географию, культурные особенности и пр. факторы.

По социально-экономическим признакам государства делятся на 4 типа:

1) Государства-потребители. Сегодня скатываются к денежному тоталитаризму. Производят все меньше продукции, все больше смыслов. Склонны к доминированию во всех аспектах бытия. Являются инициаторами общественных процессов. Главное их качество и смысл всей их деятельности - потребление ресурсов и человеческого материала других стран. Модель их существования является усовершенствованной империалистической моделью. К таким странам относятся США и Евросоюз. К такому же статусу стремится Китай и отчасти Бразилия.

2) Государства-придатки. Некоторые из них - бывшие колонии, некоторые - бывшие страны соцлагеря. Они живут за счет экспорта ресурсов в страны-потребители. В этих странах наблюдается сравнительно высокий уровень жизни, иногда даже превышающий уровень жизни в государствах-потребителях. Особенно ярко модель государства-придатка проявилась на Ближнем Востоке, в странах Персидского залива. Стоит заметить в данной связи, что государству-придатку государства-потребители не прощают неуместного гонора и всячески препятствуют его превращению в потребителя. Само по себе это, естественно, невозможно, - придаток как был придатком, так им и останется. Но можно попробовать примерить на себя маску потребителя, во-первых, путем территориальных захватов (то есть, демонстрируя колониальное поведение), во-вторых, путем изобретения особенной идеологии, выходящей за рамки обычной деспотии, особенно удобной для управления придатками. Как Западные страны поступают с государством-придатком, решившим стать потребителем, хорошо видно на примере Ирака.

Другие страны-придатки: Россия, Канада. В какой-то степени: ЮАР, Норвегия. Необходимое условие для получения статуса придатка: наличие природных ресурсов. Статус придатка вторичен по отношению к статусу потребителя. Страны-придатки не могут присвоить его сами себе, для этого необходим выход на рынки. Поэтому, как правило, элиты стран-придатков обучаются в странах-потребителях. В этом плане Россия имеет долгую историю существования в качестве придатка с перерывом на советские годы (впрочем, уже на закате советского периода СССР стали снова готовить к роли придатка из роли субъекта мировой политики).

3) Государства-колонии. Этим странам не суждено стать придатками, поскольку единственный ресурс, который у них в избытке - человеческий. К таким относится большинство государств Азии, Африки, Латинской Америки. Они до сих пор обозначаются Западом как "третий мир". Стремятся к статусу придатков (Венесуэла). Существуют как источник дешевой рабочей силы, а также демографической подпитки для придатков и потребителей, которые демонстрируют тенденцию к снижению прироста населения. Механизмы деятельности колоний практически не изменились с XIX века. Туда по-прежнему вывозят капитал, туда же в последние годы вывозят и производство, а оттуда гребут рабочую силу, чтобы лакействовала перед Западными гражданами.

4) Государства-изгои. Ярчайшие примеры их сегодня: Куба, Северная Корея. Мы принимаем здесь терминологию Запада скрепя зубы, потому что на самом деле речь идет о единственных государственных структурах, успешно внедряющих в жизнь альтернативный государственный проект в противовес потребительскому. Слово "изгой" четко определяет их статус, но несет ненужный негативный оттенок. Правильнее было бы назвать эти страны "отшельниками", тем более что никто их не выгонял из "человеческой семьи".

Данная классификация четко объясняет взаимодействия между различными типами государств. Она достаточно сложна, чтобы описать различные многовекторные процессы, происходящие сегодня в мире. Так, одно государство может быть одновременно потребителем и придатком. Такова сегодняшняя Россия: она потребляет рабочую силу из бывших республик и гонит ресурсы на Запад.

Деление стран на четыре категории принадлежит исключительно текущему моменту. Оно стало актуальным только 2-3 десятилетия назад. Нельзя предугадать, насколько долговременной окажется эта классификация. Вообще, социальная наука имеет лишь косвенное отношение к истории. Трудно угадать, есть ли какие-либо закономерности, способствующие переходу "изгоя" на положение "придатка" (Ливия), "изгоя" на положение "потребителя" (Китай), "колонии" на положение "изгоя" (Зимбабве) и т. д. Все зависит от конкретных социально-экономических условий и от воли политического класса.

Относительная сложность этой системы идет ей лишь на пользу. Так, руководствуясь старыми марксистскими постулатами об империалистических государствах и их колониях, как объяснить нынешние "крестовые походы" Запада? Что нынче делят страны-хищники?

Действительно, колониальных войн, вроде бы, уже не ведется. Запад достиг такого уровня господства, что даже смешно подозревать его в покусительстве на афганский мак или даже на иракскую нефть. Один щелчок по биржевым спекулянтам сделал бы напрасной всю военную операцию в Ираке (поэтому смешно думать, что она велась лишь с целью контроля нефти).

Сегодня страны-потребители (а ярко выраженными потребителями являются только Евросоюз и США) уже не ведут борьбу за колонии, а стараются совместными усилиями, посменно, поддерживать там "стабильную нестабильность", чтобы всегда иметь возможность вмешаться в ситуацию вооруженным путем и подпитывать потоки живой силы в собственные пределы. С другой стороны, с придатками западные государства предпочитают изображать равноправие. Правда, если придаток попытается оспорить свою вторичность, стать субъектом, его ждут жестокие санкции. Когда таким же образом пытаются "рыпаться" колонии, страны Запада, можно сказать, не очень-то и обращают на это внимание. В свое время именно так они "проморгали" Кубу. В последние годы похожим образом "всколыхнулись" многие колонии Латинской Америки, где к власти пришли "левые". Другой пример - Зимбабве.

Усвоив классификацию, интересно проанализировать некоторые страны на предмет соответствия той или иной категории. Например, Иран: типичный придаток, вплоть до того, что в 1978 году там даже было установлено фундаменталистское правление усилиями США. Но американцы просчитались, и Иран превратился в "изгоя" для внешних сил, в то же время явно претендуя на статус "потребителя".

Или Украина: в ходе последних выборов риторика обоих лагерей обещала гражданам превратить Украину в "придаток"; что выглядело особенно комично, поскольку обе соперничающие покровительствующие силы - Россия и США - рассматривали Украину прежде всего как колонию.

Наконец, стоит уточнить, что данная классификация жизнеспособна только при господстве капиталистического строя. Она формируется под воздействием экспансии капиталов, отчуждения рабочей силы и экспроприации недр. Поэтому же, собственно, во всякой стране, где царит капитализм, найдутся в свою очередь регионы-потребители, регионы-придатки и регионы-колонии. Это объясняет, например, видимую неравнозначность различных "государств-наций" в составе ЕС.

Ячейкам новых партизан необходимо четко знать данную классификацию, чтобы обозначить свою линию поведения по отношению к разным типам государств. Невозможно добиться одного и того же от "потребителя" и "колонии"; да и уровень насилия, неизбежно проявляемого по отношению к партизанской ячейке, будет разным в стране-"потребителе", стране-"придатке" и стране-"колонии".

Государственная репрессивная машина лучше всего развита в "странах-потребителях", несколько слабее - в "придатках", совсем слабо - в "колониях". Денежный тоталитаризм, в то же время, больше всего вреда приносит "колониям", затем - "придаткам". "Потребителям" же, на данном этапе развития, он только помогает в их захватнических целях.

Следующая глава