От автора

Ошибались ли
Маркс и Ленин?


Новая
типология
государства


Денежный
тоталитаризм


Тайное
оружие
пролетариата


Предтечи
партизанских
отрядов


Партизанские отряды
и капитализм -
период
взаимодействия


Партизанские отряды
и капитализм -
период
противодействия


Партизанские отряды
и коммуникации


Этика
партизанского отряда:
преодоление
конкуренции


Руководство

Тактика
отчуждения


В чем
главная слабость
капитализма
и сила
партизанского отряда?


Светлое будущее

Несколько слов
в заключение




Иллюстрации:
Александр Кораблев

От автора

В день, в который сто лет назад немецкий царь стрелял в русский народ, я начинаю писать эту книгу.

Побудило к этой работе крушение Советской власти, которую я считаю самой справедливой на свете. А непосредственным поводом послужили события 2-3 последних лет в Северной Америке и на Европейском континенте: концентрация капитала, расширение противостоящих друг другу блоков, укрепление фундаменталистской идеологии. Уже 10 лет я живу на Западе, и только в последние годы испытываю серьезные сомнения относительно его жизнеспособности. С конца 90-х годов особенно отчетливо проявилось перерождение оппонента Советской власти - Запада во главе с США. Из по крайней мере декларируемого "полюса свободного мира" он все более отчетливо скатывается к тоталитарной системе.

Я не думаю, в отличие от большинства "колбасных эмигрантов", что Западу тоталитаризм пойдет на пользу, как он пошел в свое время на пользу Советской республике. Напротив, я уверен, что тоталитаризм в самом зверском его проявлении - денежном, будет работать на дальнейшее разрушение западной государственности. Свобода, анархия - стихия Запада. В последние десятилетия она поощряется лишь за пределами собственных границ: в Ираке, в Югославии, на Украине, в Грузии. Сами страны Запада становятся богадельнями казарменного типа. Их жителям остаются потребление, наркотики, сон разума, распущенность. Но ни в коем случае не инициатива! Ни в коем случае не свободный труд! Жизнь западоидов в пределах собственных государств все более строго регулируется.

Сама по себе такая регуляция не вредна. Мы все так или иначе упорядочиваем свою жизнь. Но надо смотреть в корень: для чего Запад упорядочивает собственное бытие, для чего создает тоталитарные структуры? Чтобы безопаснее, легче и успешнее грабить страны "третьего мира". Нынешнее благополучие западных стран достигнуто ради неблаговидных целей. Поэтому оно должно ставиться под вопрос и, в конечном счете, быть отвергнуто.

Выживание в рамках Запада для нас, оказавшихся на Западе по разным причинам, совершенно неприемлемо. Включение в западные структуры нашей рабочей силы означает, что мы действуем во вред своей родине. Но выжить нам необходимо. В этом трудоемком процессе мы не одни. Вместе с нами - миллионы людей, отказывающихся быть "винтиками", задумывающихся об эмиграции или обратной эмиграции, добывающих средства к существованию нестандартными методами (будь то пиратство, контрабанда или даже терроризм), устраивающих в капиталистических джунглях оазисы собственной культуры.

Западоиды всеми силами стремятся "жить" - по их любимому выражению "get a life" - и в то же время они уже потеряли большинство человеческих качеств, стали роботоподобными орудиями потребления, легко управляемыми из общего центра. В противовес их "жизни" существует выживание бездомных, сквоттеров, раскольников, индейцев в резервациях, этнических общин, антиглобалистов, анархистов, религиозных групп. Все эти сегменты чрезвычайно разрозненны. Кажется, нет надежды на объединение этих людей, выброшенных капитализмом за дверь своей тюрьмы. К тому же большинство из них с трудом представляет себе современную реальность и не способно на волевые поступки.

Истина в том, чтобы найти связь между этими многими тысячами людей и теми, кто готов был бы примкнуть к ним, а также теми, кто фактически находится на их положении, но лишен всякой поддержки государства, потому что находится за пределами этого государства - то есть нищими и обездоленными "третьего мира". Есть нечто, что объединяет все эти группы людей - полнейшее отчуждение их от средств производства, от капитала и от смыслопроизводящих мозговых центров. Если эти люди не научатся самостоятельности и свободомыслию, то они умрут - превратятся в обезличенных рабов, подобных западоидам, но содержащихся в неизмеримо худших условиях. Если эти люди выживут, то смогут опрокинуть бесчеловечную махину капитала, остановить процесс отчуждения и вернуть себе Землю, вновь объять своим деятельным разумом всю полноту смысла.

Есть ли возможность предоставить один на всех проект выживания? Даже если такая задача бесполезна (в пример могут приводить "исторический проигрыш коммунизма"), ей все равно стоит заняться, потому что иного пути просто не дано. Потому что нам снова нечего терять, кроме собственных цепей, и тем хуже, тем сложнее наша задача, если эти цепи сковывают нынче не наши мускулы, а наш менталитет.

Следующая глава